Паранормальное

Соло для Соловьева: воспоминания о парапсихологе

Парапсихология

Психиатр Любовь Покровская вспоминает ушедшего в 1997 году Вячеслава Соловьева

Психиатр Любовь Покровская вспоминает ушедшего от нас в 1997 году Вячеслава Соловьева

Мы начинали с Поляковым... Вадим Борисович возглавил одну из первых Ассоциаций прикладной парапсихологии в стране, собрал вокруг себя самых интересных людей Ленинграда. Сочеванов, Мартынов, Кривчонок, Иванов Ваня, Сергей Лазарев...

"Экстрасенсом может стать каждый!" - лозунг Полякова. На его курсах, семинарах, школах сотни людей, мечтали "стать экстрасенсом". Все - в новинку, все - потрясает воображение, открывает какой-то неведомый, прекрасный, таинственный мир. А привычный "социалистический" мир вокруг уже покачнулся, затрещал: 1989-90 гг. Самые сильные личности быстро отсоединились, образовали свои школы и направления, написали книги, стали популярными и знаменитыми. Но все мы начинали в Ассоциации. Меня пригласил Вадим Борисович председателем правления в свою Ассоциацию, и тогда я, преуспевающий врач-психотерапевт и иглорефлексотерапевт, занимающий великолепные кабинеты в государственной поликлинике со стабильным доходом, не задумываясь, "вышла на улицу", как сказали мне мои родные... И никогда об этом не пожалела!

Все эти годы я работала в нетрадиционной медицине, изучала все, что было связано с контактами человека с Тонким миром, с Учителями, с Миром запредельным... Первые контакты с неведомым миром, с рисунками, схемами, текстами, снами (вещие, сны-предупреждения), с людьми, ошеломленными, потрясенными происходящим с ними, это - Ассоциация. И мы, разглядывающие эти схемы, чертежи неизвестно чего, неизвестно откуда, ошеломлены были не меньше их.

Маленький эпизод: Один из слушателей курсов В.Б.Полякова привозит из Риги своего друга, летчика. Очень интересный человек, контактант, как сказали бы сейчас. Рисунки ему "показывали" очень ярко, выразительно, как в кино. Если событие предстояло плохое, он просто сминал рисунок как листок бумаги, и - событие не происходило, если не "скомкал": все получалось, как "показали". Но сам летчик всем этим не интересовался, ничего не записывал и не зарисовывал (ленив был). И вот несколько дней периодически у него перед глазами тревожно мигают как на электронных часах цифры 27342. Это его наконец-то встревожило до такой степени, что он отважился на поездку в Ленинград, в Ассоциацию. Когда я записала эти цифры, то сразу произнесла, что - 27 - число 3 - месяц, 42 - градусы: что-то такое, что есть на приборном щитке в самолете, мол, я не знаю, но это можно увидеть. Тогда уже у меня был дар интерпретатора - расшифровывать всякую на первый взгляд несуразицу, мазню, рисунки, схемы. Так вот 27 марта - его день рождения, а 42o - отметка, на которой дважды заклинивали в его самолете закрылки, когда почти невозможно было посадить самолет. Проверили график полетов: как раз попадало на этот день.

Таких случаев были десятки. Отличались нюансы, детали, но это были уже контакты.

Мы проводили встречи, конференции, собрания, на которых выступали те, кто уже начинал лечить, целить (термин для тех, кто не имел к официальной медицине никакого отношения), избавляя людей от неизлечимых заболеваний. И вот однажды на одной из таких встреч на сцену вышел странноватый парень, небрежно одетый, но очень добрый и совершенно спокойный. Говорит: "Я это..., ну... увижу темное что-то, ну как грязь вроде - и убираю, убираю, пока не уберу. У жены сестры (или сестры жены) увидел в груди темное: убирал-убирал, пока не убрал..." Потом выясняется, что была - онкология. Так впервые я увидела ВЯЧЕСЛАВА СОЛОВЬЕВА. Было что-то трогательное в этом его "ну, да, значит".., какая-то незащищенность. Он шел намного впереди нас, но не мог объяснить, втолковать нам, что и как он видит, понимает. Не хватало терминов, определений, просто слов для передачи того, что происходило с ним. Но он и не очень стремился с кем-то откровенничать - это было не в его стиле. Да тогда и не было людей, достаточно компетентных в вопросах контактов с Тонкими Мирами.

Но Слава прошел классический путь эниоконтактанта (традиционно для того времени это называлось - "экстрасенс"). Вначале его "вели", за ним наблюдали, курировали существа, по его описанию - гуманоиды. Они появлялись возле него, он их ощущал, видел то серо-зеленоватыми, то в виде мешкообразных фигурок, то еще каких-то. Но словестного контакта не было. Его "изучали", присматривались.

Вячеслав был на инвалидности по поводу заболевания сердца, а в этот период вдруг сам привел в порядок весь свой организм: все свои внутренние органы он стал видеть внутри себя и "убирал все темное и плохое". Так, что он даже не пошел переосвидетельствоваться - не было нужды ни лечиться более у докторов, ни освидетельствоваться.

И вот, наконец, его приняли в Космический Университет. Те, кого учили или учат сейчас, знают, что это такое (перед внутренним взором идут либо тексты, либо рисунки с пояснениями и т.д.). Славу начали учить анатомии человека. Он работал до того 25 лет водителем, к медицине "ни с какой стороны", а исцелять стал практически всех, кто к нему обращался. И вот его "наставники" начали его учить. Это было в 1990 г., мы еще работали в Ассоциации.

Только в 1991 г. мы создали самостоятельную организацию и тоже отсоединились: Малое медико-реабилитационное предприятие "Доброта", располагаясь на Невском, 82, прямо в "Управлении хозрасчетных лечебных учреждений". Название для предприятия подбирал Слава. Он взял библию, пошептал что-то, попросил сказать, нужно ли нам вообще делать Медицинский центр, открыл библию и... прочел на загаданной всеми столбике текста притчу о Вавилонской башне. Это было потрясающе! Мы были ошеломлены... Значит, пока будем единомышленниками, все будет хорошо, а как "спутаем языки" - все рухнет... Потом библия выдала текст: "Доброе дело дороже любого богатства, доброе имя дороже злата и серебра". Эту фразу мы взяли за основу в коллективе, написали табличку над столом, где Слава выделил первое слово, и само-собой получилось название "ДОБРОТА".

И в моей жизни библия не раз разрешала труднейшие вопросы морального плана, а иногда и житейского. Меня мучал вопрос о деньгах. Нужны ли деньги, много или мало, добиваться ли богатства, или жить скромно, бедно?.. И я решила спросить библию об этом. Открываю, читаю (не дословно): "Господи, не дай мне быть ни богатым и ни бедным. Если буду беден - стану унижаться, могу и украсть что-то, рабски буду себя ощущать. Богатым буду - не буду сочувствовать бедным, возгоржусь, вознесусь..." И приняла я это пожелание: ни бедной, ни богатой живу спокойно, и каждый раз убеждаюсь, что получаю ровно столько, сколько нужно мне на сегодня (либо на хлеб с молоком, либо на поездку в США или Израиль).

Слава продолжал "видеть", но трактовать еще не мог: "Показывают, мол, каких-то червячков, очень много", - я попросила нарисовать, что за червячки. Оказалось, что это был полный хромосомный набор, причем показывали, где и какие нарушения приводят к каким заболеваниям. Запомнился один рисунок: если в хромосоме верхние части закручены кольцом - у этого человека предрасположенность к онкологии, а если прямые кончики, то - нет. Слава успокоил меня, просмотрев и мои хромосомы: "У тебя порядок!" Затем пошли "шарики", как выяснилось, - все формы кровяных телец (зарисовывали вместе): эритроциты, лейкоциты, тромбоциты. И по всем ним давались "привязки" к заболеваниям органов и систем. Горько и грустно, что никто не писал за Славой, а сам он не придавал всему этому особого значения. Но один случай насмешил всех нас. Приходит как-то Слава в Ассоциацию на ул.Маяковского,19, и говорит Вадиму Борисовичу: "До чего противно, все люди ходят красные, и насквозь зубы светятся, и глазницы..." Поляков тут же мне звонит: "Забери своего ненормального, что он тут несет!" А это ему так костный скелет показывали в Космическом Университете. Вот все люди и светились сквозь кожу и мышцы красноватым свечением костей, ну и зубы просвечивались, конечно. Я его еще и отругала тогда, зачем, мол, при всех об этом говорит, молча бы рассматривал. А он на меня взглянул, сморщился весь, отвернулся с непередаваемым выражением лица: "А ты что, думаешь, лучше выглядишь! Тоже скалишься зубами".

Выучил он постепенно анатомию, физиологию, головной и спинной мозг. I курс, в общем, закончил (видение прекращалось сразу по мере усвоения материала). А потом пошла "высшая математика". Я хоть и писала под его диктовку иногда, но уже ничего не понимала. Он пытался объяснить, злился на меня за тупость мою, но и сам не находил слов и не мог расшифровать схемы строения Вселенной, Космоса, перехода в субпространство, в иное время... Но понимал для себя все. А может быть, ему пока не позволяли передавать эти знания...

Тогда-то и произошел один случай, который сейчас можно трактовать по-разному, но который чуть не стал причиной гибели моей семьи. 12 ноября 1993 г. мы очень долго записывали и зарисовывали (записи сохранились) какие-то особенно сложные для меня материалы, казавшиеся Славе важными и значительными. Поздно ночью он позвонил и предупредил меня о том, что на все эти знания "пошел запрет", что он не должен был их никому давать. Просил меня завтра никуда не выходить и быть предельно осторожной. Но, увы, жизнь диктует свои требования: мы с мужем на своей "Волге" вынуждены были срочно ехать на дачу за моей мамой (ее надо было доставить в аэропорт). Проканителились на даче допоздна, хотя планировали выехать пораньше. К вечеру образовался страшный гололед, поэтому ехали очень аккуратно и медленно, вдруг в нас врезается автомобиль, сорвавшийся с новенького (как потом выяснилось) железного буксировочного тросса. Спасло чудо, как потом выражались эксперты, но муж с тех пор за руль больше не сел, а при экспертизе тросса, факт его разрыва так и остался непонятым, т.к. никаких следов ни вредительства, ни случайных перегибов не установлено: просто был прямой многожильный трос, выдерживающий стократную нагрузку по сравнению с той, от которой лопнул...

Одним из первых Вячеслав Соловьев провел энергетические операции (хилерские) вместе с Евгением Иосифовичем Зуевым. Они вообще очень были похожи, как братья. Грубоватые из-за своей внутренней застенчивости, как бы имидж такой был у обоих. Простоватые на вид, но оба гениальные до умопомрачения. Спорщики, крикуны, плотные, крепкие, одевались даже похоже... Когда вместе работали, растяжки делали или "оперировали" энергетически - залюбоваться можно было. Но шуму от них и в кабинете и на огромной сцене при стечении сотен зрителей многовато было, как говаривал Слава.

Одним из первых! Много, что делал Слава одним из первых: изменял аромат духов на фабрике "Северное сияние", дробя крупномолекулярные конгломераты на мелкие, летучие, легкие или наоборот, перекомпановывая их. Но не было объективизации: только "нюхачи" (дегустаторы запахов) на фабрике ахали, удивлялись; оставляли полоски ткани с духами до и после "обработки" на сутки - двое - трое, определяли увеличение продолжительности стойкости запахов, писали протоколы... А почет и славу имели тогда другие (Джуна, Кашпировский, Чумак): артистичные, показушные, эффектно работающие.

Результаты сложнейших исследований в лаборатории ЛИТМО на кафедре проф. Дульнева Г.Н. излагались на международной конференции в Центральном лектории на Литейном. А Слава сидит в холле, в зал не заходит, я его спрашиваю, почему? Он отвечает: "Да я же это все делал сам, все знаю". А с него еще за участие в конференции устроители деньги требуют, плати, мол, за то, чтобы в зал пройти... Да еще в долларах... Что тогда вообще немыслимо для Славы было.

Одним из первых... Однажды приходит в "Центр" Соловьев, а там его толпа больных дожидается, и говорит: индивидуальные приемы больше вести не буду, это - карму с них на себя перекладывать. Только в группе буду работать!" Я, конечно, в ужасе, больные его любят, в очередь записываются. Мне, как руководителю, удар какой! Я его уговаривала и злилась - ничего не помогает. Слава - упрямец, умел на своем настоять. Спрашиваю: "А как же другие? А как же я 25 лет индивидуально работала врачом-психотерапевтом? Во сколько судеб вмешивалась, помогала решать проблемы семейные, личные, служебные и т.д.? Отвечает: "А ты думаешь, твоя судьба разве не менялась от этого? И не в лучшую сторону..." Это позже вышли книги К.Лазарева "Диагностика кармы", и вот сейчас проф. Ефименко создал НИИ Кармы. А в 1991-1992 гг. об этом и говорить было прямо-таки неприлично...

А позже Вячеслав создал свое ЧП (частное предприятие) и назвал его "Соло". Один. Мне кажется, он всегда был одинок, один среди нас суетных, слишком "деловых", коммуникабельных, летящим по своим рельсам без остановок, даже ненадолго, чтобы оглянуться, разобраться: кто же здесь рядом, совсем близко... Нет! Свисток паровоза - и мимо, мимо, все мимо... А у него было время поразмышлять, поработать над собой. Хотя работоспособность была поразительной. Мы все можем помедитировать 20-30 мин., ну часик в день поработать с энергетикой или молитвами, свечами... Как правило, не больше. А он работал по 10-12 часов в день. Иногда больше. Полулежа, полусидя, посматривая в светящийся экран TV, но стараясь при этом не слышать текста, держать мозг открытым, пустым. Конечно, вид здорового мужика, лежащего в постели часами, может кого угодно вывести из себя. Так произошел распад первой его семьи. В начале важно иметь единомышленников, понимающих, в чем дело... Потом все идет легче. Меняется отношение общества, социум любопытен, от полного отрицания (этого не может быть потому, что...) через обожание толпы (Кашпировский, Джуна...) - к осознанию реальности всего происходящего.

Но это нужно пережить каждому СОЛО.

Как менялась его собственная энергетическая структура или биополе, как принято говорить? Постоянная "чистка", работа с энергетическими каналами сделали его поле невероятно светлым, золотистым, усиливающим свое свечение во время сеансов, которые он проводил в группах. Позади него часто видели ауру или светящуюся фигуру в золотых одеждах, над залом простирался светящийся крест или купол. Воздействие на людей, сидящих в зале, было мягким, целебным, не резким или жестким, как у целителей, работающих на огромные залы (им приходится работать через "солнечное сплетение", прожектором). Слава же работал через анахату, через сердце, душу, а в последние годы он уже "пропускал" энергию через себя, а зал просто плавал, утопал в потоке золотистых лучей, в золотой дымке.

А до этого Вячеслав шел очень четко и быстро по Пути своего Восхождения. Первым его земным руководителем стал Шри Ауробиндо, его путь Молчания мысли, недумания, безмолвия очень правильным казался Вячеславу, и он добивался этого состояния "безмыслия", когда молчащий мозг начинает слышать голоса Космоса, голоса Учителей. Некоторое время Слава работал с Наставниками, но уже через некоторое время на внутреннем поле зрения впервые он увидел Глаз, внимательно его рассматривающий, как бы лучащийся добротой... Еще немного времени спустя, Слава, сидел напротив меня, низко опустив голову, и тихо произнес: "Видел мужчину, вроде бы, в косоворотке. Он смотрел на меня внимательно, долго..." Слава действительно стеснялся того, что с ним происходило, недоумевал и радовался одновременно. И, боясь усмешек, даже нечаянных ухмылок, старался не рассказывать об этом. Но через еще несколько дней опять говорит: "Не в косоворотке, а в индийской одежде, застегнутой до подбородка, и с голой, обритой головой. Я советовала ему спросить: "Вы - Учитель мой?" На следующий раз был получен ответ: "Нет - временный Наставник". И, действительно, впоследствии целая плеяда Наставников занималась со Славой. Была среди них и женщина, очень красивая, пожилая, седая, тоже, вроде, индианка, не европейской внешности (особо долго "вела" свою программу). И только годы спустя пришел УЧИТЕЛЬ, тот, кто приходит к Избранным.

Как всегда, в одно из воскресений, на бесплатной народно-просветительской школе "Пути духовного совершенствования" Международного института космического сознания, выступал и В.Соловьев. Это было 9 февраля 1997 г. Он прочел небольшую лекцию, дал традиционный оздоровительный медитативный сеанс. Такого рода медитации мы обычно оставляем "под занавес", а в этот день все как никогда затянулось, и в видеокамере закончилась последняя пленка. Так что не удалось целиком записать это его выступление. Последнее публичное выступление...

13 февраля Вячеслава Соловьева не стало.

Вячеслав никогда не был верующим, не посещал храмы и церкви в юности, и тем сложнее был его путь к Вере, к Единому Творцу, к Богу. Но он понял и принял Бога в свое сердце, осознал свою Богочеловечность, свою принадлежность Божественному: сыновнюю принадлежность. Он осознал, что он - сын Бога! Мы все только говорим, что мы - дети Бога, не приняв этого, не пропустив через осознание, через душу. А Слава понял это, понял с восторгом и улыбкой. Он совершил свой Великий Переход мягко и спокойно. Ушел, словно уснул, с улыбкой и полным спокойствием на лице.

И нам не нужно скорбеть о Вячеславе Соловьеве. Нужно просто помнить об этом замечательном скромном труженике на Пути Восхождения. И быть внимательнее друг к другу, помогать другим, тем, кто только становится пока на этот прекрасный Путь Рождения Нового Человека - Богочеловека.

Любовь Покровская, Генеральный директор МИКС, академик, вице-президент МАИСУ, к.м.н., а, главное - друг и соратник Вячеслава Соловьева на Едином и бесконечном Пути Совершенствования.

Опубликовано: Аномалия No 13(145), 1 августа 1997

Нажмите, чтобы прокомментировать

Вы можете сказать по этому поводу все что думаете

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Новое

To Top